Лукойл. 90 лет.
 

Интернет-вестник Пермской краевой организации Союза журналистов России

Поделиться
Отправить

Быть рядом в труде и бою

Таким было высокое предназначение газеты «Звезда» в период Великой Отечественной войны

 

«Считать выбывшим из редакции»

Аркадий Константинов, военный корреспондент  газеты «Звезда»

Аркадий Константинов, военный корреспондент газеты «Звезда»

Почти две трети журналистов «Звезды» надели армейские шинели. Вернулись немногие.

…Листаю первые военные номера. Яростные заголовки: «В бой за Родину! В бой за Сталина!», «Могуч и грозен гнев трудящихся», «Победа будет за нами!»… Под ними — резолюции митингов о готовности с оружием в руках немедленно выступить против врага.

Уходили на фронт и звездинцы. Хранящиеся с той поры документы Пермского краевого государственного архива стандартно сообщают о каждом из них: «В связи с мобилизацией в Красную Армию, считать выбывшим из редакции с… (дата)».

Первым ушел Николай Чеметев – березниковский собкор, а затем завотделом военно-массовой работы. В нём – сдержанном, даже строгом — и раньше чувствовалась строевая выправка. На фронте с 24 июня – в звании капитана и должности помощника начальника штаба полка 112-й стрелковой дивизии. Пал смертью храбрых в жестоком бою под Полоцком 12 августа 1941 года.

Уж кто-кто, а Володя Файнберг, разъездной корреспондент, по состоянию здоровья мог со спокойной совестью остаться в тылу. Но такое ему и в голову не пришло. Напротив. Добровольно вступил в народное ополчение. Погиб в боях на подступах к столице осенью 1941-го.

Фотокорреспондент Вячеслав Бодалев. Весельчак. Душа нараспашку. Студент-заочник. Спортсмен. Уходя в армию, взял с собой фотоаппарат-«лейку». Надеялся, что пригодится. Вот только не до съёмок ему было. Воевал под Москвой. В звании лейтенанта командовал эскадроном 2-го гвардейского кавалерийского корпуса. Погиб в декабре 1941 года скошенный автоматной очередью.

Завотделом писем Сергей Бакин. Казалось бы, совершенно мирный 40-летний человек. Аккуратист. Книжник. Но – немаловажные детали: коммунист со стажем, один из первых выпускников рабфака при Пермском госуниверситете. Уже через две недели после начала боевых действий на Северо-Западном фронте он — старший политрук. Во главе наскоро сведённых в батальон остатков различных частей отражал атаки немцев, рвущихся к Ленинграду. Умер от ран в госпитале.

Собкор по Соликамску Пётр Иголкин – тоже член ВКП(б) — стал ротным политруком. Сражался на Ленинградском фронте. Умер от тяжелого ранения 13 апреля 1942 года.

38-летний корреспондент Константин Фомичёв. Беспартийный. Образование среднее. Курсы литработников. Воевал рядовым бойцом-миномётчиком. Погиб в сражении за Сталинград зимой 1942-1943 годов.

Корреспондент отдела промышленности Владимир Корионов, сотрудничавший также с местной молодежной газетой «Большевистская смена». Комсомолец. Воевал и погиб вместе с расчётом своего орудия на Калининском фронте.

Пока не удалось установить боевые пути-дороги и обстоятельства гибели ещё восьми звездинцев. Вот их героический мартиролог:

— завотделом советской работы Николай Чикуров;

— корреспондент отдела информации Владимир Бахарев;

— корреспонденты сельхозотдела Сергей Мелкозёров и Константин Фомичёв;

— корреспондент отдела спортивной и военно-массовой работы Сергей Киселёв;

— корреспондент отдела культуры Владимир Бельский;

— художник-ретушёр Алексей Черников.

Не будет натяжкой упомянуть здесь и Аркадия Гайдара, чей творческий путь начинался в «Звезде». Пулемётчик и разведчик действовавшего на Украине партизанского отряда, он шагнул в бессмертие 26 октября 1941 года.

А вот совсем ещё юному очеркисту, репортёру и поэту Борису Ширшову посчастливилось дожить до Победы. Окончив краткосрочные командирские курсы, младшим лейтенантом Ширшов возглавил пулеметный взвод. Удостоится пяти боевых медалей, в том числе «За отвагу». Зимой 1942-1943 годов под Сталинградом получил тяжёлое осколочное ранение. После госпиталя был комиссован и всё равно остался в строю – сценаристом и чтецом-декламатором агитбригады при политуправлении Западного фронта. Вернувшись домой, вновь стал работать в газете.

Неизвестно, как сложилась судьба журналистов Ивана Симонова, Михаила Лихачёва, Вениамина Буторина, Ивана Юхнова, Фёдора Добрынина, Павла Пьянкова. В редакцию они не вернулись.

На трудовой вахте

Оставшимся в тылу работы было невпроворот. Буквально «всетемным» прослыл Василий Бирюков. Условным стало разделение журналистов по тематике. Явочным порядком утвердилась взаимозаменяемость. Широко привлекались внештатники.

Востребованность «Звезды» значительно возросла, хотя тираж газеты, по-прежнему, составлял 60 тыс. экземпляров. Ведь закрылись многие «районки» (в том числе из соображений экономии бумаги). Населению было приказано сдать радиоприёмники (чтобы пресечь воздействие геббельсовской пропаганды), а проводные репродукторы и домашние «тарелки» были далеко не везде.

Чтобы преодолеть отставание от событий, «Звезду» принялись издавать малоформатными «экстренными выпусками», в основном заполняемыми сводками боевых действий: от первых приграничных сражений и горького перечня оставляемых советских городов до ликующего: «Берлин взят!»

Появились вкладыши, спецвыпуски, издаваемые на крупных оборонных предприятиях и стройках.

Звездинцы помогали издавать газеты-многотиражки предприятий и строек; сейчас бы сказали – курировали их. Тогда это называлось шефством.

Работать приходилось в условиях ужесточившейся цензуры. Так, запрещалось указывать, какие изделия, на каких заводах производятся. С целью дезориентации агентуры противника в одних случаях сообщали название того или иного предприятия, в других – его номер, а то и просто «Энский завод».

Случалось, газету довольно резко критиковали по партийной линии. К примеру, за преобладание на первых порах «легковесных лозунгово-шапкозакидательских публикаций». Впрочем, последние объяснялись не столько претензиями к уровню профессионализма журналистов, сколько общим настроем. Придёт время и всё станет на свои места. Появятся ёмкие, не приукрашивающие положение статьи и заметки. О трудовом героизме членов фронтовых бригад и бракоделах. О пенсионерах, по собственному почину снова становящихся к станкам и «трудовом дезертирстве». О радушном приёме эвакуированных и отдельных случаях бездушного отношения к ним. О тех, кто делился последним и спекулянтах, аферистах, ворюгах.

Например, зимой 1942-1943 года арестам подверглись организованные группы расхитителей, орудовавших на Молотовском мясокомбинате, в ОРСе, Облпищепромсоюзе, Трансторгпите.

«Надо понять всем руководителям торгующих организаций, а вместе с ними и всем судьям и прокурорам, что государство не простит сегодня не только жуликам и ворам, но и тем, кто слеп на своем посту, кто разводит «крыс» в народных закромах, где каждое зернышко на счету», – писала по этому поводу «Звезда».

Ветеран пермского общепита Ольга Ичетовкина, в 1942-1945 годах работавшая в закрытом распределителе, рассказывала мне: «Статью зачитали нам на собрании, затем наклеили у входа в столовую. Яснее ясного».

Со страниц «Звезды» не сходили публикации и снимки, рассказывающие об овеществленной душевной щедрости земляков. Так, 31 июля 1942 года, в тяжелейший период войны, газета напечатала призыв мотовилихинской молодежи собрать средства на постройку 16 артбатарей «в подарок бойцам и командирам Северо-Западного фронта». Не только к современникам, но и к нам, к детям и внукам нашим обращены их слова: «Или смерть, или победа» — только так думает каждый из нас, ибо мы не хотим, чтобы нас презирали потомки,… не хотим опозорить великий русский народ, который на протяжении всей истории был непобедим!».

Или взять тему переливания крови в госпиталях. Объем работы донорских пунктов увеличился более чем в 50 раз. Директор областной станции переливания крови И. А. Иванов на страницах «Звезды» отмечал: «Никогда еще не было в моей практике таких изумительных фактов проявления патриотизма. Так, медсестра А. Д. Сарычева постоянно сдавая кровь, денежную компенсацию передаёт в фонд обороны». 20 литров крови сдала другая пермячка — Анастасия Шиврина, способствовав спасению жизни 75 тяжелораненых бойцов.

Всего за годы войны доноры Прикамья сдали более 35 000 литров крови – главным образом безвозмездно.

Весом вклад газеты в пропаганду культурных достижений. Театральная жизнь, литературные новинки, художественные выставки, исторические исследования и многое-многое другое постоянно присутствовали на её страницах. Вошли в традицию публикации коротких произведений или отрывков из них, принадлежащие перу выдающихся писателей и публицистов – Алексея Толстого, Вениамина Каверина, Веры Пановой…

Балерина Ленинградского театра оперы и балета Галина Уланова через «Звезду» обращалась к пермякам со словами восхищения и признательности за гостеприимство: «Мы живём и работаем в городе, наполненном дыханием героического вдохновенного труда, труда для фронта, для разгрома врагов, во имя торжества героической свободы. Это окрашивает в особые, неповторимые тона и наше творчество».

Сказать, что нелегко приходилось звездинцам, значит, ничего не сказать. Рабочий день – ненормированный. Случалось, за полночь засиживались, чтобы подготовить к печати и вычитать в гранках срочный материал. Или на грузовичке — «эмке драной» (своего транспорта редакция лишилась) колесить по отдалённым заводам, стройкам, колхозам. Чаще всего такое выпадало фотокорреспонденту Володе Лисину. Он единственный, кроме редактора, имел документ, подтверждающий право посещения предприятий, а также ношения «лейки» и другой аппаратуры (последнее, чтобы за шпиона не приняли).

Журналистской зарплаты хватало едва-едва, чтоб картошки прикупить. Да еще регулярные отчисления в Фонд обороны, приобретение облигаций Госзайма, сдача теплых вещей, шефская помощь семьям товарищей-фронтовиков. Питание – паёк служащих: хлеба 400 г, сахара – столько же, но в месяц… Пожалуй единственная «привилегия» — бесплатный проездной на общественный транспорт.

На завершающем этапе войны отразилась в «Звезде» установка партии и правительства на помощь в возрождении освобождаемых от фашистской оккупации регионов, на постепенное наращивание выпуска «ширпотреба», на развитие сферы услуг. Появился совсем уж необычный вкладыш – «Благоустроим наш город». «Читали такое, и радовались, ясно становилось – скоро уж, скоро…» — вспоминает уроженец Ныроба Борис Чебин.

И вот этот день настал! 9 мая 1945 года «Звезда» вышла, почти полностью заполненная присланными из Москвы перепечатками. Но какими! О полной и безоговорочной капитуляции Германии! О Победе!

Местной информации – с ладошку. Зато знаменательной: первый мирный бюджет, перспективы развития регионального здравоохранения, увековечение памяти изобретателя радио Александра Попова.

Звезда

В описываемый период редакция помещалась по адресу: г. Молотов, ул. Карла Маркса, 8. Ныне здесь располагается Пермская краевая организация Союза журналистов России.