Лукойл. 90 лет.
 

Интернет-вестник Пермской краевой организации Союза журналистов России

Поделиться
Отправить

Чайковский проголосовал «от противного»

Чужие здесь пока не ходят, а для Перми это по-прежнему аномальная зона

Игорь Лобанов, председатель Пермской краевой организации Союза журналистов России

Игорь Лобанов, председатель Пермской краевой организации Союза журналистов России

 

 

 

 «Как бы через полгода плеваться не пришлось от своего выбора».
«Я тоже голосовал за Непряхина. Хотя его не знаю и не поддерживаю, ни разу о нём не слышал. Просто голосовал против Лобанова и всё. Пусть хоть Вася-дворник будет депутатом, но не этот непонятный гость».
Из комментариев к послевыборной публикации на сайте «Чайковская вечорка»

Электоральная прелюдия

В начале сентября социологи из агентства «СВОИ» прогнозировали мне уверенную победу на выборах депутата Законодательного собрания Пермского края по одномандатному округу №22 (г. Чайковский и Ольховское сельское поселение) с результатом 27%, что практически совпало с моими итоговыми 28,14%. А показатель «электабилити» (победитель выборов по мнению общественности) у меня вообще превышал 50%,тогда как у всех трёх соперников на тот момент он колебался в пределах 3-7%. Моему ближайшему конкуренту в лице Аркадия Непряхина соцопросы прочили 16%. По итогам состоявшихся 18 сентября выборов за меня  было отдано  6665 голосов, за Непряхина – 7020, на 355 больше. В итоге он набрал 29,64%, выиграв с перевесом в 1,5%. Я  проиграл.

А ведь я был уверен в своей победе. Сомнения касались лишь итоговых цифр – насколько велик будет мой отрыв от соперников. Более того, накануне 18 сентября мои наиболее оптимистично настроенные коллеги всерьёз обсуждали, праздновать ли им уже сейчас или дождаться для приличия первых результатов.

За три недели до выборов дружественно настроенные по отношению ко мне местные источники уверенно сообщали, что системное сопротивление со стороны районной власти прекратилось, ситуация пущена на самотёк. Об этом же свидетельствовали знаки внимания со стороны ряда высокопоставленных чиновников в Перми и представителей местной политической элиты в Чайковском. Даже в окружной избирательной комиссии ещё утром 18 сентября были уверены, что исход голосования предрешён в мою пользу.

Первым тревожным звонком стали данные экзитполов: к 16 часам соотношение было 22:24 в пользу Непряхина, к окончанию голосования – 35:35. В общем, борьба шла буквально за каждый голос.

О том, что город Чайковский – это политическая аномалия на карте Пермского крае, мне при первой же встрече сообщали все, кто когда-либо имел хоть какое-то отношение к выборному процессу в этой территории. Личные качества победителя, его навыки публичного политика, бэкграунд – всё это здесь роли не имеет; в Чайковском голосуют иррационально, говорили мне.

Я искренне надеялся сломать эту устоявшуюся традицию. В том числе и потому, что был «сложносочинённым» кандидатом: по итогам праймериз «Единая Россия» со скрипом, но всё же выдвинула меня на выборы, однако реальной поддержки со стороны партии власти в её краевой и местной ипостасях я так и не получил. Да и для чиновничьей «вертикали» я был крайне нежелательным элементом.

Глава администрации Чайковского района Юрий Востриков, доминирующий на местном политическом пространстве, разглядел во мне серьёзную угрозу для себя и запустил в ответ весь свой административный ресурс. Глава местного отделения «Единой России» Александр Пойлов публично призывал голосовать за… выдвиженца от справедливороссов лишь потому, что он – «наш, чайковский». Дошло до того, что председатель Земского собрания Чайковского района Надежда Тюкалова (№2 в партсписке «Единой России» на выборах в краевой парламент) так искренне прониклась угрозой появления на территории «варяга», что в день выборов устроила безобразную сцену на одном из избирательных участков, обвиняя в предательстве и всячески проклиная одну из местных активисток, которая не скрывала своих политических симпатий ко мне.

Краевые же махнули на меня рукой вскоре после того как гендиректор Воткинской ГЭС Алексей Бяков, после своего поражения на праймериз начавший было собирать подписи для самовыдвижения, неожиданно для всех наотрез отказался от своего дальнейшего участия в выборах. Решение в Перми по мне было принято такое: Лобанову теперь не мешаем, но и не помогаем. Меня это устраивало более чем.

Мои сторонники в Чайковском приободрились. Многие наглухо закрытые прежде для меня двери открылись для встреч с избирателями. В частности, я получил доступ во все подразделения знаковой для города компании — «Газпром трансгаз Чайковский».

Были, конечно, и отказы или тихий саботаж. И всё же за период официальной агитационной кампании я побывал почти на всех крупных промышленных предприятиях. Я шёл всюду, где меня готовы были слушать, даже если речь шла о встрече с тремя-четырьмя людьми.

Так, на одну из встреч избирателей со мной пришла одна-единственная женщина. Зато какая! После 15 минут личного общения она пообещала не только проголосовать за меня сама, но и привести ещё не менее 10 человек. Не сомневаюсь, что привела. (Как выяснилось позже, эту встречу мне сорвали оппоненты,  в последний момент оповестив моих же агитаторов о её якобы внезапной отмене. Явившаяся на встречу неравнодушная к политике избирательница, старшая по подъезду в своём доме, узнала о ней из листовки, так что её дезинформировать не удалось).

На другой моей встрече с местными жителями слово взял и долго его не отдавал бывший учитель истории, а ныне активный пенсионер. На какие только темы он не порассуждал, пользуясь случаем! Другой пенсионер тут же начал попрекать меня и всех остальных «Единой Россией», и дело в итоге дошло до серьёзной стычки между моими слушателями. Еле их потом успокоил. И здесь же, в споре друг с другом они сами сформулировали главный аргумент в пользу кандидата-«варяга»:

«Говорите, что Лобанов для Чайковского – чужой. Но у руля у нас уже много лет повсеместно стоят свои – и чиновники, и депутаты. У нас здесь все свои! Нам нравится, что сейчас происходит в нашем городе? Нет! Так, может, есть смысл поверить чужому? Дать ему шанс проявить себя. Хуже-то уж точно не будет»…

lobanov

К сожалению, принципиально важные для итогов выборов категории граждан так и остались для меня недоступными. Своих умеющих голосовать «как надо»  пенсионеров и бюджетников районная власть берегла от меня изо всех сил.

Я провёл десятки встреч. Встретился с сотнями людей. За четыре месяца выпустил девять номеров своей предвыборной газеты тиражом, которого хватало на все почтовые ящики города. Не говоря уж об остальной агитационно-пропагандистской продукции. Но всего этого оказалось недостаточно.

Многие из тех, кто в принципе готов был за меня голосовать, просто не пришли на выборы.

Из внесенных в списки 67 тыс. избирателей в Чайковском проголосовали 23,2 тыс. – почти 35%. Из них 10% тем или иным способом испортили бюллетени. Так люди ответили на принуждение голосовать.

«Назло бабушке уши отморожу»

Основной тезис моих оппонентов на протяжении всей кампании был очень прост: «Голосуй за нашего, за чайковца». Никакого компромата на меня нарыть им так и не удалось. Хотя, я знаю, они очень старались.

Выступая 5 сентября на Совете директоров г. Чайковский, глава администрации Чайковского района Юрий Востриков указал директорам крупнейших предприятий, как им следует голосовать – за «Единую Россию» и Игоря Шубина на выборах в Госдуму, за «Единую Россию» на выборах по партспискам в Законодательное собрание, за поддержанный районной администрацией пул кандидатов на выборах в Земское собрание.

«А кого поддерживать из числа одномандатников на выборах в краевой парламент?» — спросили его директора. Помявшись, Востриков выдавил из себя: «За нашего, за чайковца». «Так их же трое! – не унимались промышленники. – За которого из них?» «За Непряхина», — не без колебаний вынес он свой вердикт. Сигнал был дан.

Менее чем за неделю до выборов по Чайковскому был распространён спецвыпуск спецгазеты «Кто есть кто?», в котором чётко указывалось, как нужно голосовать во всех трёх случаях. Особое внимание было уделено моей персоне. В этом «боевом листке» говорилось прямо: «Выход один – голосовать всем за одного человека – за нашего Непряхина Аркадия Германовича. С него хоть потом спросить можно, здесь живёт и работает. Наш, местный».

Избирком, разумеется, признал этот агитационный продукт незаконным, технично дав, впрочем, его изготовителям два дня на распространение.

Ещё один, совсем уж запредельный по содержанию спецвыпуск под названием «Чайковский излом» мои оппоненты успели написать и сверстать. Печатать и распространять его они побоялись, так как мой юрист добился признания этого «излома» незаконной агитацией ещё до отправки в типографию.

До типографии эта продукция не дошла

До избирателей эта продукция не дошла. В последний момент авторы побоялись её распространять

Председатель окружной избирательной комиссии Наталья Шамова лично и немедленно уведомила полицию о необходимости пресекать распространение этой «чёрной» продукции. К числу моих сторонников она точно не относилась, просто поступила по закону.

И всё же команде Вострикова в последние дни удалось мобилизовать все имеющиеся у них голосовательные ресурсы. (Политтехнологи поймут, что я здесь понимаю под словом «мобилизация»). Управляемые отряды штатных избирателей послушно отправились выполнять свой гражданский долг, заодно давая отпор чужаку по команде сверху.

А я от «мобилизации» отказался. Предпочёл побеждать честно.

Бутузов + Востриков = Непряхин

Выборы в Чайковском выиграл, конечно же, вовсе не Аркадий Непряхин.

«Кандидат Непряхин» — это проект широко известного в Чайковском политика и предпринимателя Александра Бутузова. В политическом смысле – его личная собственность. Именно Бутузов был и кошельком, и мозгом кампании Непряхина.

Будучи фигурантом уголовного дела о многомиллионных хищениях в коммунальной сфере Чайковского, лидер местного отделения «Справедливой России» Александр Бутузов, возможно, надеется как-то порешать эту  свою проблему посредством собственного депутата… Впрочем, теперь его мотивы уже не важны.

banner-lobanov

 

Предвыборный троллинг по-чайковски

Предвыборный троллинг по-чайковски

О том, кто такой Аркадий Непряхин, многие в Чайковском не знают до сих пор. А те, кто его знают, полны изумления и досады. В ходе избирательной кампании выяснилось, что он и сам толком не понимает, зачем идёт в депутаты. Во всяком случае, внятно ответить людям на этот вопрос он не смог.

Думаю, основные сюрпризы от Непряхина для чайковцев ещё впереди.

Главным же бенефициаром избирательной кампании-2016 в Чайковском стал лично Юрий Геннадьевич Востриков. Именно он собрал все возможные бонусы по её итогам, проведя удобного кандидата в краевой парламент и сформировав почти полностью подконтрольный себе новый состав Земского собрания Чайковского района.

Это означает, что на некоторое время нынешняя политическая ситуация в Чайковском будет законсервирована. Местная оппозиция, слабая и раздробленная, притаится. А чайковцы со всё возрастающим удивлением станут наблюдать за человеком, которые в ближайшие пять лет будет представлять их интересы на краевом уровне.

Итоги голосования в Чайковском продемонстрировали истинный рейтинг Юрия Вострикова: 7 тыс. человек — таково максимально возможное число его сторонников в городе. В действительности их ещё меньше.

Чайковская аномалия

Объединение города и района, необходимость которого на словах здесь признают все, команда Вострикова будет теперь всеми силами саботировать – при одновременных публичных заклинаниях о «едином Чайковском». Когда все возможности для затягивания этого процесса будут исчерпаны, районная власть попытается подмять под себя городскую. Потому что именно в городе сосредоточен самый ценный для местной власти ресурс — земля.

Разумеется, есть в Чайковском и другие влиятельные силы. Не Востриковым единым, как говорится. Но местным бизнесменам и топ-менеджерам либо в принципе нет дела до политики, либо они уверены, что решат любую свою проблему с чиновниками независимо от их фамилий. Другая часть местной правящей элиты – команда  главы администрации города Чайковский Алексея Третьякова занята решением наиболее острых муниципальных проблем и, к сожалению, не имеет достаточных ресурсов для политической борьбы со своими «коллегами» районного  масштаба.

Одна из наиболее экономических развитых и перспективных территорий Пермского края продолжает оставаться в «слепой зоне» для краевых властей. Пермь упорно не видит свой южный форпост, не осознаёт проблем этой территории.

Местные жители чувствуют себя пасынками для Пермского края, но и для географически близкой им Удмуртии они своими тоже не являются.  Именно в этом я вижу причину такого жёсткого отторжения местными любого «чужака». Это – всего лишь защитная реакция на невнимание к их проблемам, нуждам и чаяниям. Реакция во многом наивная, бьющая по ним же самим. Но при этом тщательно культивируемая  местными кукловодами. И действительно, зачем им чужие?

Точка кипения в Чайковском ещё не достигнута, но рвануть здесь может очень скоро. Граждане крайне недовольны качеством своей жизни. Проблемы в жизни города стремительно накапливаются. Но их решением заниматься некому. Раздираемый двоевластием и амбициями чиновников город ветшает.

Запас прочности, заложенный первостроителями Чайковского 60 лет назад, уже на исходе. А ведь это далеко не депрессивная территория. Люди здесь привыкли жить хорошо, у них высокая самооценка. Этот город — действительно «жемчужина» Пермского края, где есть всё необходимое для динамичного развития. Удобный, красивый, экономически состоятельный, грамотно спланированный, населённый образованным людьми… Но – нет. Пока нет.

Автор фото - Игорь Катаев

Автор фото — Игорь Катаев