Лукойл. 90 лет.
 

Интернет-вестник Пермской краевой организации Союза журналистов России

Поделиться
Отправить

Исповедь главреда, или Как выстраиваются отношения между районкой и властью

Маргарита Бадьянова, главный редактор газеты «На родной земле» (Сивинский  район Пермского края)

Маргарита Бадьянова, главный редактор газеты «На родной земле» (Сивинский район Пермского края)

В 2009 году, когда я заступила на должность главного редактора, а правильнее сказать — была назначена распоряжением главы  Сивинского района,  редакция газеты, можно сказать, была «в шоколаде». Посудите сами, штат – аж 15 человек. Администрация района по договорам за публикацию информационных материалов работала с редакцией по цене 22 руб. за 1 кв. см, а в 2007 и 2008 годах – по 23 руб. Проблем у редактора практически никаких, а на столе – из всей нормативной базы документов один Устав и… протекающая крыша здания.

Первое, что я сделала, начала ворошить нормативно-правовую базу, ремонтировать крышу и сокращать ненужный штат. Почти год мы работали по изменению логотипа газеты, вёрстки и постоянно учились и переучивались. Тираж вырос с 2250 до 2800 экземпляров. В 2012 году открыли рубрику «Спросите, люди, вам ответят» — это была первая ниточка взаимодействия власти и народа.

Конечно, сразу же пошли «неудобные» вопросы. Дошло до того, что мы, нарушая закон о персональных данных, отправляли вопросы к «ответчикам» только с копией письма, иначе на наши письменные запросы чиновники не отвечали, мотивируя это тем, что вопросы мы, мол, придумываем сами. Отношения напрягались, расстояние между газетой и властью увеличивалось.

Я всё ещё, по старинке, подписываю готовые полосы в свет. И каждый раз душа не соглашается, а рука не пишет, потому что не так и не о том мы пишем – один позитив, пиар…       А где проблемы и их решения?

Как власть не может понять, что, работая на опережение «сарафанного радио» своей точной информацией, она укрепляет свои позиции в глазах граждан. Ну не может в жизни всё быть гладко!

В 2012 году администрация работала с редакцией уже по 17 руб. за 1 кв. см, в 2014-м — по 14 руб. (и то — в обмен на закрытие рубрики «Спросите, люди, вам ответят»), а в 2015-м – по 8 руб. 16 коп.

Но мы не сдаёмся. Ремонтируем здание (его же строил один из первых редакторов газеты, спасибо, хоть оставили, оно у нас — в хозяйственном ведении). Проводим реконструкцию отопления, на чём ощущаем солидную экономию. Заменяем водопровод и канализацию. Покупаем новые современные программы.

В прошлом «подушки безопасности» у нас не остаётся совсем, пресс-служба губернатора резко снижает цену контракта – с 23 до 9 руб. И уже к июлю мы этот контракт полностью отработали.

Пишем проект на участие в конкурсе Федерального агентства по печати — выигрываем 300 тыс. руб. Судорожно работаем с рекламодателями, которых у нас на селе мизер, а заезжие предприниматели в районе перестают появляться, так как выручки совсем нет.

В конце 2015 года покрываем все долги – за свой счёт и за счёт почтовой подписки. И тут — провал…

Первый квартал всегда финансово тяжёлый, но когда в перспективе не видишь дохода, выход найти трудно. Администрация делает минимальный заказ. А кому как не ей бы и не сейчас ли, как учредителю, заказать материалы об итогах работы отраслей, программ и т. д.? Нет, чиновники ждут: выживет ли газета, пойдёт на поклон или нет.

Вообще, это не правильно, когда учредитель, власть, загоняет журналистов, как волков, за флажки. Вот и подумаешь в следующий раз, о чём писать и как писать.

Как-то на балансовой комиссии по итогам работы нашего предприятия,  редакции газеты, за год один из чиновников высказал мысль, что трое пишущих сотрудников для редакции это много, и что материалов, написанных нашими корреспондентами, мало, в основном в газете «чужие» тексты. Пришлось пояснить для несведущих, что проще статью или любой другой материал написать самим, чем обрабатывать письма и чужие информационные сообщения.

Конечно, сегодня чиновниками стыдно признаться в том, что мы правим, и довольно таки серьёзно, даже их нормативные документы — по 25 раз согласовываем и пересогласовываем. А попробуйте отредактировать сообщения пресс-службы какой-нибудь силовой структуры так, чтобы язык стал человеческим, понятным для читателя! А придумать цепляющие заголовки, эпиграфы, заменить на русский язык слова и даже выражения! А ещё — три раза перечитать газетную полоску и  столько же раз переверстать, ища по всему свету фотографию.

В общем, заморочек много, но не хочется терять своё лицо, чтобы в будущем, когда газету будут читать в архиве, было не стыдно за муниципальную власть, правоохранительные органы и многие другие ведомства и структуры. А профессия журналиста – из ряда вечных. Мы же не электронные или механические передатчики информации, и журналистика – это не просто фактография. Это отношение человека к происходящему, что всегда будет интересно людям.

Мы постоянно учимся, используем успешный опыт других редакций, ищем варианты зарабатывания денег.

В 2014 году грянул настоящий гром, когда Почта России впервые не получила госдотацию в 3,5 млрд руб., которой обеспечивалась доставка печатных изданий до подписчиков, и цена готовой газеты стала равна цене доставки почтой до абонемента, мы сразу потеряли почти 400 экземпляров.

Подписка, розница, доставка – дорога до читателя удлинилась, в ней появилось множество промежуточных «пунктов». Изменилась география сортировочных узлов. Сейчас газету на почту мы везём не в Сиву, а в Верещагино, а оттуда уже почтовый автотранспорт самостоятельно доставляет её до наших отделений. Читатель эти все перетранспортировки не видит, для него всё просто – оформил подписку и доставай газету из почтового ящика или купи  у распространителей.

Раньше никто не задумывался, как попала газета в почтовый ящик. Потому что доставка из типографии до читателя входила в стоимость подписки. Недешёвый процесс доставки оплачивался госдотацией. Уже на протяжении почти трёх лет этот вопрос муссируется на уровне Госдумы,  министерств и других заинтересованных ведомств, но просвета, похоже, нет. Я уже не говорю о том, что  Почта России на селе фактически утратила своё главное предназначение – предоставлять почтовые услуги.

Хотя Почта России и проводит льготную подписку, но вернуть тираж мы так и не смогли, а местный информационный ресурс потеряли. Нам удалось сохранить средний тираж прошлого года – 2400 экземпляров. Это — на 14 тыс. населения! Очевидно, что чем меньше тираж, тем труднее финансово содержать его.

Себестоимость нашей газеты, без учёта инфляции, на 1 января 2015 года составляла 25 руб. Распространителям и в магазины мы сдаём её за 10 руб., там продают газету за 12 руб. Учитывая низкую покупательскую возможность, ощутимое подорожание товаров, а также тотальные кадровые сокращения, повышать цену нецелесообразно — получим большой возврат.

В редакции у нас 150  подписчиков. Подписной тираж на почте — всего 630 экземпляров. В розницу на почте продаётся 190 экземпляров. Продажа через распространителей —  1,5-1,6 тыс. штук.  Ещё в 2014 году эти цифры были на порядок выше.

Если в редакции газеты через подписку и распространителей тираж растёт, то на Почте России он стремительно падает. Если в редакции читатель подписывается на районку за 280 руб., то в почтовых отделениях – за 459 руб. 36 коп., то есть за то, чтобы донести газету до почтового ящика (до почтамта мы её довозим сами),  доплачивает 171 руб. 36 коп. Цена вопроса равносильна работе всего журналистского коллектива, типографских расходов, содержания аппарата редакции и многих прочих расходов.  Мало того, на Почте России возросла наценка на розничную продажу газеты ещё на 10% и составила в 2016 году 60%. Мы отдаём почте по 10 руб., продажная цена  в отделениях составляет 16 руб.

Мы очень тесно сотрудничаем с почтальонами, проводим различные акции, конкурсы как среди них, так и среди читателей. Но переплачивать большие суммы за доставку или продажу не можем.

Почте России необходимо подумать о льготе по доставке именно малотиражным муниципальным (районным) газетам. При наличии достаточного числа подписчиков сохранятся отделения почтовой связи, которые призваны предоставлять и другие необходимые услуги. Вот это и будет настоящая забота о своём народе!

Вообще, во власти – любой! — мы хотели бы видеть не деньгодателя, а регулятора, создателя условий, при которых редакторам не пришлось бы стоять с протянутой рукой у парадной двери.

Вместе с тем Почта России должна помогать и сельским почтальонам, ведь они — последнее связующее звено между жителями отдалённых поселений и «большим миром». Государство должно быть заинтересовано в своих надёжных кадрах и достойно оплачивать труд почтальона.

Общаясь с коллегами-главредами, прихожу к выводу, что у всех один вопрос: как живёте или как выживаете? Порой складывается ощущение, что газеты не нужны власти. Однажды один китайский мудрец сказал: «Когда народ глуп, им легче управлять!» Так оно и есть.

И невольно делаешь вывод, что кризис накрыл не Россию, а душу и сердце. Мы уже и не «воюем», то есть не ставим критические, проблемные материалы, чтобы власть нас «любила». А ведь когда-то нас называли «четвёртой властью». И мы всегда находили выход – деньги, варианты сокращения редакционных расходов и оптимизации.

Мы и сейчас ищем возможности сохранить – без особых сокращений – творческий коллектив. Одновременно успеваем решать внутренние проблемы с надзорными органами. Всё это – чтобы обеспечить жизнь своей газете.

А пока мы рассматриваем возможность сокращения полос в газете, отказываемся в рекламе от полноцвета — переходим  на чёрно-белый вариант, оптимизируем штат,  готовы сдавать редакционные площади в аренду (вот только, к сожалению, арендаторов в райцентре практически нет), активизируем работу с рекламодателями по гибким ценам и акциям…